Яндекс.Метрика
x
 
         
 
l2 top Bonus Lineage2 RPG site
l2 mmo Bonus Lineage РПГ форум

Летний Конкурс 2010 - Легионер Игнотус - RPG-club Forum РПГ Lineage 2 revolution 0.20.06

Форум RPG-Club Russia - Эвенты
 
 
 
 
 

> Голосование

 
Closed TopicStart new topic
> Летний Конкурс 2010 - Легионер Игнотус
Alice
сообщение Oct 1 2010, 20:41
Сообщение #1


Предсказываю судьбу по IP
********

Группа: -Administrators-
Сообщений: 5,145
Регистрация:
16-March 08
Из: Wonderland
Пользователь №: 7,542
Спасибо сказали: 8714 раз(а)



Автор: Ottoe


Я ощутил под собой шевеление песка. Он перекатывался подо мной узкими ручьями и медленно плыл к арке, грубо вырезанной в каменной стене. Опершись о локоть и пытаясь не обращать внимания на колючие песчинки что вгрызлись в руку, я попытался осмотреться.
- Тише-тише, не пытайся встать, - проговорил кто-то в темноте.
Снова воцарилась тишина. Я даже не попытался перечить, и опустил голову на мягкую ткань, кем-то заботливо постеленную на холодный пол. Повеяло крепким табачным дымом: незнакомец молча курил рядом со мной. Я с наслаждением вдыхал невидимые струйки, как будто не брал в рот трубку уже добрую сотню лет.
Жутко болела нога, но где я мог ее ушибить вспомнить так и не смог. Отогнав дремоту, снова навеянную пьянящим дымом, я попытался собраться с мыслями. Так, я точно помню, как повернул испещренный рунами рычаг у Забытых Врат… помню как что-то сверкнуло и я потерял сознание и очнулся здесь – на холодном каменном полу. Я больно ущипнул себя за бедро – ничего не произошло, лишь еще сильнее заныло колено. Значит, я не спал.
- Где я? – мои губы еще слабо слушались.
Незнакомец пошевелился. Кажется, он поднялся. Когда он наконец выступил на свет, что слабо струился из-за арки, я смог как следует его разглядеть. Первое что бросилось в глаза – это была его блестящая гладкая лысина. Я попытался вспомнить, когда я в последний раз видел в Эльморадене лысого человека. Точно вспомнить не получилось, а в ум лезли только бритоголовые орки-громилы.
Облачен незнакомец был в замысловатый костюм: пожалуй, ничего подобного я еще не видел. С его плеч спадала коричневая мантия, подпоясанная узким металлическим поясом. Поверх мантии, на грудь, была напялена странного вида броня, с блестящими серебристыми рунами. Все это смотрелось несколько странно, учитывая что мантия спадала до самой обуви – поэтому одеяние незнакомца сочетало в себе как черты тяжелого обмундирования, так и черты магической робы. В руке у него все еще дымилась деревянная трубка, покрытая замысловатыми орнаментами.
- Я Харон, мой господин. Мне пришлось прождать здесь несколько дней до твоего прихода.
- До моего прихода? Где я? – негромко спросил я.
- Вы сейчас лежите в заброшенной башне Пабэлл, что возвышается над бесплодной аргонской пустыней. Это в двадцати милях к востоку от Заброшенных Врат.
Неужели? Неужели я все-таки сделал это? Прошел через Запретные Хребты! Сердце забилось быстрее, мощный прилив адреналина сотряс все тело в приступе эйфории… Я сделал еще одну попытку встать – на этот раз успешную. Еле передвигая ноги, я поплелся к окну. Опершись о запыленный каменный подоконник, я высунул голову наружу. От того, что я увидел, у меня закружилась голова. Я смотрел на бескрайную равнину, что простиралась до самого горизонта – лишь слева темнела зубастая гряда далеких гор. По равнине перекатывались темными клочками серые островки тумана, мерцавшие слабым призрачным светом. Внизу я смог разглядеть полуразваленный мост через неглубокий ров внизу и… странное движение в темноте, словно что-то клубилось во мраке, который подобрался к самому подножию этой диковинной башни.
- Так что-то есть… - выдавил из себя я.
Незнакомец подошел ближе.
- Да, я знаю. Это Легион, они уже здесь. Но они уйдут с восходом солнца, внутрь они не сунутся. Они тоже пришли за тобой.
Мне стало тоскливо и как-то не по себе. Я еще раз всмотрелся в простирающуюся подо мной темноту. Я не видел глаз, но чувствовал, что на меня кто-то пристально смотрит. По позвоночнику сверху вниз пробежали мурашки, и я отвернулся. Кружение головы не унималось, и я сполз по каменной стене, собирая рубашкой древнюю пыль.
- Утром они уйдут, – полушепотом повторил Харон, и еще раз глубоко затянулся. Он не боясь смотрел в окно, как будто кого-то ждал. Его взор был устремлен не вниз, где было нечто пугающее, а к самому горизонту, который уже начинал светлеть.

Я снова очнулся. Где-то вверху, отдавая раскатистым эхом, гудел ветер. Через бойницу в пустующую комнату струился дневной свет. В комнату вошел Харон, держа в руках мои доспехи.
- Нам пора, – сказал он и протянул мне обмундирование. Я натащил на себя блестящий доспех Величия, подаренный мне самим королем Шуниманом десять лет назад. Латы казались как никогда легкими. Харон протянул мне ножны с моим оружием - это были два прекрасных меча, названных в честь великих воинов Эрмунда Таллума и Барда Дамаскуса. Я вытащил их из ножен и несколько раз ими взмахнул: я находился в идеальной форме.
Харон уже ждал меня внизу. Я спустился по винтовой лестнице на пять-шесть этажей и, переступая обломки когда-то прочных деревянных ворот, вышел наружу, щурясь от яркого солнечного света. Харон сидел на одном из обломков врат и курил трубку.
- Перед тем как мы выступим, я тебе должен в кое-чем просветить. Во-первых – здесь очень опасно. За северными горами обитают жесточайшие варвары, которые порой здесь ошиваются, поэтому нам нужно быть постоянно начеку. Во-вторых – это пустыня: днем здесь жарко словно в печи, а ночью наступает дикий холод, пробирающий до мозга костей. И самое главное – здесь обитают жутковатые твари, ты их уже видел этой ночью. Днем их можно не бояться, но наша главная проблема в том, что следующую ночь мы встретим посреди пустыни. Нам придется провести три ночи в их компании, это будет еще то испытание.
Харон встал и подошел ко мне.
- Ну что, готов? – с легкой улыбкой спросил он. Я кивнул, но тут же спохватился.
- А как же еда?
Лицо Харона расплылось в широкой ухмылке.
- Будем есть корни пустынных кустарников, через пару дней ты без тошноты на них смотреть не сможешь.

И я вместе со своим спутником зашагал по засохшей и потрескавшейся земле, заодно ведя разговор.
- Идем мы в Абадон, - продолжил Харон. - Это город на берегу неширокого пролива. Город беден, с одной стороны его окружают бескрайние пустыни, а с другой – высокие горы. Там даже нет порта – так как утес, на котором расположен город, так высок, что в море сложно увидеть даже проплывающую лодку. Впрочем, все побережье этой земли представляет собой высокую пропасть, так что портов здесь и в помине нет. Так вот, в Абедоне мы придем к князю Остманду, к которому у нас с тобой есть некие дела…
Харон начал свой рассказ о судьбе этой земли, после побега сюда Шиллен. Бедные люди оказались изолированы, заперты за Запретными Вратами, столкнувшись лицом к лицу с суровой и дикой пустыней, после чего они прокляли богиню света и многие поколения жаждут мести Эйнхазад. Князь, которых хоть как-то сумел обуздать варварское население этой части континента, обязался хранить какой-то артефакт, ранее принадлежавший Шиллен…
- Ты сказал Шиллен? Это проклятое порождение тьмы? – прервал я рассказ Харона. – Не служишь ли ты ей? Говори!
Я вытащил из ножен блестящий клинок Таллума и приставил его к горлу моего спутника. По шее Харона медленно потекла струйка темной крови, но он лишь выдавил из себя негромкий смешок.
- Игнатус, мой господин! Ты же ищешь способ борьбы с Легионом? Почему бы не воспользоваться их же оружием?
Я одернул меч. Возможно он и прав.
- Что это за артефакт?
Харон отряхнулся, и пошагал вперед – я поспешил следом.
- Этот артефакт поможет вам забыть об этом проклятом Легионе! Он даст тебе власть над ними, и ты первым приказом сможешь заставить их сгинуть во тьме. Предвещая твой вопрос: нет, мы сами им воспользоваться не можем, так как стать хозяином артефакта может только человек королевской крови. Любого другого ожидает лишь моментальная смерть, в тот самый момент как он возьмет в руки это оружие..

Солнце уже зашло и на небе зажглись множество звезд: казалось, словно кто-то из богов небрежно рассыпал мешочек с жемчугом, невзначай окрасив ночной мрак. Я повернулся к костру, который разжег Харон, дабы отдаться на пару минут своим мыслям . Как хорошо что мы добрались до этого колодца: даже грязная и выдохшаяся вода казалась мне сегодня лучше любого королевского напитка.
Я принялся пожевывать ветку пустынной полыни, выжимая из нее все соки: я уже успел привыкнуть к этой горечи.
- Кто-то идет! – прошептал Харон и указал в сторону темневших к северу гор. И вправду, вдалеке виднелась чья-то темная фигура, хорошо видимая на фоне еще освещенных красным лучами зашедшего солнца далеких гор.

Это был исполинского роста мужчина, который телосложением смахивал скорее на орка-разрушителя, чем на человека. Он с надменным лицом плюнул на землю и поднял руку в молчаливом приветствии. Мой спутник заговорил с ним незнакомым мне языком, отдаленно напоминающем шутгардский.
- А то пешкуда! – проговорил Харон, ответив незнакомцу тем же жестом, после чего придвинулся ко мне и шепотом сказал: - Осторожнее с этим, может и глотку перерезать, когда спать будешь.
Варвару не понравилось, что мы от него что-то скрываем.
- Мук хашкек ал то кробиты, - процедил он сквозь зубы и звеня доспехами слез со страйдера.
Мой спутник перекинулся еще парой слов с незнакомцем. Я тем временем вернулся к костру, протянув к огню замерзшие руки. Ждать их пришлось недолго, и вот, они оба спустились ко мне. Варвар уселся в полутьме, подальше от нас, и что-то начал бормотать. Харон же уселся в позе лотоса по левую руку от меня.
- Он останется с нами, – тихо проговорил Харон, не отводя взгляда от костра. – Выспаться нам с тобой не получится, будем дежурить по очереди. Судьбы посылает важным людям смертельные испытания – похоже, это первое. Нам придется ночевать в компании с безжалостным убийцей.

Первым дежурил Харон. Варвар похоже уснул, из темноты что сгущалась за трещащим костром, лишь доносилось тихое сопение. Я же никак не мог уснуть: из-за непривычной жесткой земли ныла спина, поэтому я просто смотрел в небо, ожидая, когда усталость все же победит и сморит меня в сон. Ветер наконец стих, а над горизонтом взошел огромный, испещренный кратерами, красный месяц. Горы вдалеке окрасились багровыми цветами.

Искры от костра с треском устремлялись куда-то вверх, присоединяясь к сонмищу далеких звезд. Они гипнотизировали меня и навевали странные видения. Искры, вместе со звездами, начали кружить в чудном калейдоскопе надо мной и цепляли скрытые струны моей души. Неужели они живые? Может, стоить с ними заговорить? Чушь! Ведь это всего лишь горящие кусочки отгоревшей пустынной травы, бессмысленно летящие по ветру. Они продолжали кружить, и я ощутил себя лежащим где-то очень-очень далеко. Я даже начинал понимать: это был Иннадрил, что драгоценным камнем расположился на берегу гостеприимного южного моря. Я снова ощутил неповторимый запах морского бриза, который не смогут повторить даже самые редкие благоухания. Я вздрогнул: это прохладная и пенящаяся вода коснулась моих ног.
Вот! Вот то место, которое навсегда запечатлелось в моем сердце, но за пятнадцать с лишним лет я так и не нашел времени, что бы сюда вернуться. Я поднялся, и прошелся по ночному берегу, наслаждаясь приятным песком под босыми ногами. Лишь полная луна позади меня освещала мой путь мерцающей тропой.
Почему я так и не нашел времени что бы вернуться сюда?
Кто-то сидел на берегу. Это была Ассия, она сидела на расстеленном шелке и вглядывалась куда-то в океан. Рядом лежала лишь темная бутылка – я был уверен, что внутри находится чай с клубникой. Сейчас она предложит мне угоститься.
- О, доброй ночи! – поприветствовала меня Ассия, живо помахав изящной ручкой и широко улыбнувшись. – Вы, наверное, из Адена? smile.gif Я это поняла по вашему ожерелью.
Я кивнул.
- Кажется, я видела вас около садов Евы! Вы, наверное, меня не заметили, но я сидела рядом с вами на скамейке, когда начинался эльфийский фестиваль. – Конечно же, я тебя заметил, но никак не решался заговорить. - Вы читали какую-то старинную книгу... Не хотите выпить чаю с клубникой? Он еще горячий.
Она вытащила из бутылки пробку, и протянула мне пахучий напиток. Я молча уселся рядом, напрочь забыв о том что я говорил ей тогда – и просто наслаждался моментом. Я молча сидел рядом с Ассией, прихлебывая еще теплый чай и смотрел на темно-синий океан, ощущая тепло ее тела рядом с собой. Волны перекатываясь тревожили спящих ночесветок, и те придавали океану еле заметное серебристое свечение.
Не знаю, сколько я так просидел, но через некоторое время Ассия заволновалась, да и у меня на спине мурашки пробежали. Стало заметно холоднее, луна куда-то пропала – словно на нее набросили черное сукно.
- Мне кажется, здесь кто-то есть, - тихо сказала Ассия, прижавшись ко мне. – Мне страшно, Игнотус.
Я вздрогнул. Своего имени я ей не называл. Тьма сомкнулась вокруг нас и сужала круг. Какие-то знакомые сгустки мрака клубились в темноте, снова дикий первобытный страх окутал меня.
- Кто вы? – крикнул я.
Во тьме что-то пророкотало в ответ. Ассия крепко сжала мою руку. Я ощущал, как она дрожала, почему-то мне стало страшно за нее.

- Игнотус! – крикнул чей-то басистый голос.
Тьма уже касалась моей спины.
- Игнотус, проснись!
Мрак черной дымкой перекатился через мои плечи.
- Игнотус! – в третий раз кто-то прокричал, и меня словно за шкирку потащили из этой бездны ужаса и страха.

Я спохватился и вскочил на ноги. Костер тлел тусклыми угольками, испуская тонкую струйку дыма. В темноте кто-то копошился. Я перепрыгнул через кострище и увидел варвара, толстыми, словно бревна руками душившего Харона.
- Нож… там! Справа от тебя! – прохрипел Харон задыхаясь.
Я поднял кусок дерева с привязанным куском ржавого железа. И это нож? Это какое-то рубило из древнего века!
- Ударь его им!
Я ударил тупым лезвием в толстую шею варвара. Он что-то прохрипел, и, понимая, что конец близок, решил прихватить с собой на тот свет и Харона. Пальцы сжались сильнее. Я ударил еще раз. Хлынула кровь, руки гиганта обмякли, и он упал на моего спутника без сознания.
Харон с трудом расцепил пальцы уже мертвого варвара со своей шеи и отбросил от себя бездыханное тело. Мой спутник пролежал на песке еще некоторое время, жадно глотая воздух, затем, не вставая, повернул ко мне голову и криво улыбнулся.
- Что же ты медлил, мой друг? – прохрипел он.
- Не просто так убить человека, – проговорил я медленно пересохшими губами.
Харон с трудом поднялся и вытащил из шеи гиганта нож. Шатаясь, подойдя к костру, он принялся его раздувать. Когда костер снова разгорелся, Харон отодвинулся от него и сел рядом. Я же до сих пор стоял над трупом поверженного варвара, пытаясь опомниться.
- Он пытался его потушить, хотел погубить всех нас. Когда увидел, что я не сплю, набросился на меня. А знаешь, дружище, – Харон самодовольно хрюкнул – ты был ближе к смерти, чем я.
- Ты о тенях?
Харон утвердительно хмыкнул.
- Они тебя чуть не забрали с собой. Они хотят, что бы ты присоединился к ним, и поверь, они не ставят себе невыполнимых задач. – Харон начал выводить в золе окровавленным ножом замысловатые символы. – Ты знаешь, что они ищут?
- Способ выбраться отсюда…
- Да ты смышленее, чем я предполагал, - удивленно констатировал мой спутник. – Я не сомневаюсь, что они когда-нибудь выход в Эльмораден. Кстати, в Абидоне уже тридцать лет солдаты ночуют с зажженными свечами, они бы давно свалили с этого проклятого места, если бы только могли. Ты не видел западные ворота города в темное время - некоторые стражники под страхом смерти страшатся выходить на службу в это место. А представь, что будет, если тени выйдут на свет? Абидон падет в течение одной ночи. А если найдут выход из пустыни, то сначала падет Аден, потом Орен: а далее весь этот мир полетит в тартарары.
- Почему бы нам не добраться до города на страйдере? – предложил я.
- Я об этом тоже подумал. Пожалуй, пойду, проверю поклажу, а ты ложись спать, - мой спутник поднялся и пошел к серому силуэту гигантского ящера. На полпути остановившись и обернувшись, добавил: - Приятных сновидений.
Его пожелание вызвало у меня дрожь в ногах. Снова появилось чувство, что кто-то следит за мной из темноты. Стараясь не отводить взгляд от костра, я лег на жесткий грунт и изморенный усталостью уснул.

- Проснись, Игнотус! – Харон теребил меня за плечо. Я приподнялся на локоть и протер глаза.
- А наш мертвец-то, сбежал, - судя по интонации, он не особо печалился. – Ну и хрен с ним. Далеко не уползет, а искать его у нас времени нет.
Я поднялся и сделал глоток из фляги с водой, протянутой моим спутником.
- Он же мог нас всех перебить, когда мы спали! – вытерев губы, сказал я.
- Возможно, он был в помешательстве. В любом случае, нам повезло! Давай не будем задерживаться. Я приготовил страйдера.

Доехали мы быстрее, чем я ожидал. Солнце только перекатило через зенит – а мы уже стояли перед возвышающимися над нами крепостными воротами. Пустыня у города не подавала никаких признаков жизни, следов какого-то поселения здесь не было видно и подавно. Только одинокий кол с пронзенным скелетом возвышался неподалеку, как в назидание кому-то. Облупленная и неровная стена, вот-вот готовая развалиться у нас на глазах, тянулась поперек всего безмолвного ущелья, примыкая к отвесным черным скалам по обе стороны от нас. Признаюсь, я ожидал чего-то большего и грандиозного.
- Эй, есть кто там живой?
Из башни не донеслось ни звука. Лишь сухой ветер нарушал гробовую тишину. Харон сложил руки рупором и еще раз крикнул. Наконец в узкой бойнице башни приоткрылся козырек, и наружу выглянуло упитанное лицо солдата.
- Чего вам надо… ик! – выкрикнул далеко не трезвый вояка.
- Снова напились как свиньи, сукины дети? – выкрикнул Харон. – Живей открывай ворота!
В ответ полетела пустая бутылка.
- Ишь ты, еще будешь со мной так разговаривать? Откуда я знаю, что вы не песчаные духи? Ик!
- Он просто не знает, с кем связался, - успокоил меня Харон, сохраняя невозмутимое выражение лица, и крикнул в ответ: - Неужели ты считаешь, что Харон Ролкинс мог позволить, что бы с ним такое произошло?
Харон снял шляпу, обнажив блестящую лысину и улыбнулся стражнику. Непутевый пьяница побледнел, словно черта увидел, и скрылся в бойнице. Тут же загремели ворота, и одна из створок сдвинулась на несколько градусов, открывая нам путь внутрь.
Как только мы прошли мимо ворот, перед нами на колени упал стражник.
- Прошу простить меня Харон, ты же знаешь каково оно стоять на страже у проклятой пустыни! Прости меня! – воин скулил, словно ребенок и бился лбом о землю.
Харон лишь засмеялся.
- Впредь будь внимательнее, мой друг.
И мы прошли дальше, оставив ошеломленного стражника сидящим на коленях посреди дороги.
Внутри город выглядел не намного лучше, чем снаружи. Хилые покосившиеся хибары, среди которых гонял сухую траву тот же пустынный ветер, никак не обнадежили меня. В северной части города начиналось еще одно ущелье, уводящее куда-то высоко в горы. У входа в ущелье возвышалась единственная здание способное привлечь внимание в этом городе – а именно грандиозная каменная крепость, высотой почти в пятьдесят метров. Крепость была, как будто вырезана из скалы, и казалась надежной и неприступной. От крепости отходила каменная стена с воротами, выглядевшая намного надежнее той мимо которой мы прошли. С других сторон же город не был защищен никакими стенами и укреплениями.
Мы шли по улице через пустынные кварталы, где жили в основном солдаты с немногочисленными семьями. Только сейчас я обратил внимание на то, как отличается архитектура крепости и местных жилых районов. Жилые дома были построены из обожженной глины, в стиле похожем на орчьий – те же ступенчатые дома, примыкающие друг к другу, те же окна, те же крыши. И все это находилось в ужасно плачевном состоянии – словно было заброшено сотни лет назад. Нигде не играла музыка, не было слышно гула людской толпы – этот город не имел своего голоса. Его сменило завывание ветра и шум далеких гроз, грохочущих где-то к северу отсюда. Все люди как будто ожидали чего-то необратимого, в глазах встречных я видел только страх, отчаяние, ненависть; и если я встречал кого-то пьяного – это были не веселые и беззаботные пьянчуги вроде гирановских, это были люди, которым явно уже нечего терять.
- Вот что делает Легион с этим народом – выжимает из него последние соки, - рассказывал Харон. – У Легиона веками заложена тяга к разрушению и насилию, от них построена эта каменная стена. – Мой спутник указал в сторону крепости.
Харон замолчал, и дальше мы шли молча. Часть улицы проходила по крышам домов, входы в которые располагались ниже по склону. Далее нам пришлось подняться по высеченным в холме ступеням, которые вели к входу крепости, находящемся на высоте около десяти метров.

Внутреннее убранство крепости не отличалось красотой и роскошью. Пройдя мимо множества пустых комнат и поднявшись по широкой лестнице, мы, наконец, вошли в тронный зал.
Герцог оказался темным эльфом невысокого роста.. Он сидел за небольшим столом и ел какой-то салат. Судя по его скривленному лицу – ему это удовольствие не приносило. В уголке узкого рта у герцога висел кусок капусты, придававший герцогу слегка неряшливый вид.
Сам герцог имел довольно несуразную внешность. Подобные ему люди обычно сидят под ночь в накуренном зале небольшого бара, затаившись вместе со своими мыслями где-то в стороне от шума и веселья. Таким не место на троне, подобным ему людям скорее подойдет место вора в разбойничьей шайке. Хитрый с прищуром взгляд, чем-то напоминал мне Летописца.
- Харон, я же говорил тебе, что твоя затея глупа и авантюрна, – проговорил герцог с набитым ртом. – Кстати, кто это с тобой?
Герцог запил еду глотком вина и откинулся на спинку деревянного стула, положив руки на живот. Стул слегка заскрипел: герцог покачивался на задних ножках, опершись ногами о стол. Харон учтиво поклонился и шагнул вперед.
- Мой лорд, этот человек, стоящий рядом, положит конец Легиону.
Правитель осмотрел меня с головы до ног подозрительным взглядом и презрительно хмыкнул.
- Аааааа… Так ты и есть тот… Игнотус… Ну что же, у тебе подвернулся отличный случай доказать, королевских ли ты кровей.
Герцог поднялся и прошелся по залу тяжелыми шагами, что-то обдумывая. Затем подошел к нам и пристально посмотрел мне в глаза.
- Пойдем, я покажу тебе Дар Шиллен.

Огромный черный камень идеальной круглой формы небрежно лежал на полу, посреди толстого слоя пыли, вдали от постамента.
- Что же вы оставили такой ценный артефакт валяться на полу?
- Потому что после того как четыре человека были превращены в пыль, пытаясь притронуться к камню, мы не стали рисковать подходя к нему. – объяснил герцог. – Ну что, ты готов покончить с Легионом? Я уверен, это принесет тебе небывалую славу. Ты вернешься величайшим героем…
Да! Да! Ведь именно этого я хочу! Я хочу славы: здесь нечего стыдиться, ведь я ее заслужил. Мои глаза загорелись и я пошагал к артефакту. Подойдя ближе, я остановился и внимательно осмотрел Дар Шиллен. Под матовой поверхностью, казалось, что-то копошилось. Какой-то мрак, и мне кажется, я где-то его уже видел. «Уходи!» - раздалось в моей голове и я почувствовал нестерпимую боль в висках. «Уходи!» - повторил кто-то, и меня как будто толкнула в грудь невидимая рука.
Но я уже все для себя решил. Я сделал резкий рывок вперед и коснулся обеими руками к гладкой поверхности камня.

Как я люблю Орен ранней осенью. Когда капает небольшой дождик, когда прохладный северный ветер гостит после долгой спячки в Шутгардских горах. Когда опадает листва, и земля вокруг становится огненно-рыжей!
Я шагал по оренским равнинам, наслаждаясь каждым дуновением ветерка. Поздоровавшись с сидящим на камне орком-стариком из племени Тимак, я двинулся дальше на юг. А вот и вход в катакомбы. У самой кромки воды сидели два эльфа в водолазных костюмах и играли в карты.
Какой все-таки прекрасный день! Вот только какая-то странная тьма появилась в восточной части небосвода, и мне это определенно не нравилось. Может постараться просто не обращать на нее внимания? Но она, казалось, стала ближе. Я присел на пожелтевшую траву, и оперев подбородок коленами стал ждать. Вот тьма подступила к Аденскому взгорью… вот она уже около лагеря людей-ящеров.
Когда клубы тьмы огромной волной упали прямо передо мной, я не испугался.
Я поздоровался.
Из стены мрака выступило небольшое черное облачко и начало принимать человеческие формы. «Приветствую тебя, хозяин» - сказало оно.
«Ну что же, вы теперь мои… и я наконец покончу с вами».
«Это твоя воля, хозяин» - гулким эхом отозвалась тьма. – «Но мы всего лишь орудие… и это орудие можно направить в сторону добра!»
Я задумался. А что я хотел? Славы? Я ее получу. Но если я приведу на службу королевству Легион слуг, которые безвозмездно будут работать во благо государства, меня боготворят!
«Разбей камень» - громко протрубил голос.
Стена мрака заклубилась мириадами протуберанцев, которые тут же меня поглотили.

Первое что я увидел, это были силуэты Харона и герцога.
- Ну что? – спросил правитель.
Я лишь молча поднялся и достав меч Дамаскуса, подошел к чернеющему шару. Сделав небольшую паузу, я обернулся к герцогу и тихо проговорил:
- Мы победили, - и замахнулся мечем.
-Н-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет! – прокричал герцог и его крик отдался многократным эхом.
Меч вошел в камень как нож в масло и по артефакту пошла мелкая рябь. В диком танце заплясала мебель, весь замок затрясся в конвульсиях, а я стоял рядом с Даром Шиллен и с улыбкой наблюдал за всем происходящим: мои мысли унесли меня далеко-далеко, и меня уже не шибко заботило происходящее здесь.
Камень раскололся на миллион осколков, ранив мое лицо и руки. Но это не стерло улыбку с моего лица, я лишь поднял оскверненный меч Дамаскуса, теперь черный как ночь. Теперь это меч Темного Легиона.
Вокруг закружили миллиарды темных теней: весь Легион был в сборе, дабы отдать честь новому хозяину. Я обернулся. На полу лежал израненный герцог, Харон же стоял рядом: лицо его застилали потоки крови. Харон некоторое время смотрел мне в глаза, потом достал короткий клинок и вонзил его в сердце агонизирующего герцога.
- А теперь, мой господин, настало время вернуться в Эльмораден, - тихо сказал Харон, вытерев нож о полу своей мантии. – Но сперва, нужно наказать дьяволопоклонников, живущих в этом проклятом месте!
- Что ж, начнем, - апатично прошептал я, и отдал свой первый приказ.




Go to the top of the page
 
+Quote Post
Alice
сообщение Oct 1 2010, 20:43
Сообщение #2


Предсказываю судьбу по IP
********

Группа: -Administrators-
Сообщений: 5,145
Регистрация:
16-March 08
Из: Wonderland
Пользователь №: 7,542
Спасибо сказали: 8714 раз(а)



Автор: IceFlower

Игнотус родился в баснословно богатой семье. Его род был в родстве с самим Императором. Единственный ребёнок в семье, он с детства привык получать абсолютно всё, что захочет. Не удивительно, что вырос он избалованным и эгоистичным. Очень скоро он понял, что прожить обычную жизнь - это не для него. Он достоин большего!
Тогда Игнотус решил направить все доступные ему ресурсы на обретение бесконечной молодости. Он знал о неудачном опыте императора Баюма и не имел ни малейшего желания повторить его судьбу, ведь Игнотус считал себя умнее. Его желание бессмертия переросло практически в одержимость. Он собрал команду лучших учёных, со всех уголков вселенной Russia. Им удалось узнать, что существуют источники бесконечной энергии, но чтобы получить возможность их использовать только для себя необходимо мощнейшее тёмное заклинание. Тогда он отыскал служителей богини Шилен. Эти преданные фанатики смерти называли себя «Дети Шилен», воины армии заката. Они не оставляли надежды освободить свою Богиню, преданную собственными родителями. Игнотус тайно оплачивал все их действия, по крупицам собирая информацию.

…Нести смерть тем, кто против нас. Пожертвовать своими жизнями ради богини. Когда кровь врагов окрасит багрянцем реки, моря и небо, великая Шилен вернётся в мир по реке смерти. И да принесёт братству Лилим окончательную победу…

История Империи 1731, из «Скрытой Истории Элморедена», записана историком Мэтью из Башни Слоновой Кости.


Так звучал их девиз и основное правило. Игнотус много раз встречался с самой Лилит. Она направляла его и других «Детей Шилен» на борьбу. Со временем Игнотус узнал тайну бессмертия Лилит. Она не могла умереть, так как её имя было удалено из списка мёртвых. Это не давало покоя Игнотусу, он надеялся, что когда они обретут контроль над семью печатями и смогут освободить Шилен, то и ему будет дарована аткая честь. Для Лилит это было проклятием, для Игнотуса – самое большое сокровище.
Но годы шли, а ощутимого результата всё не было. Тогда он снарядил экспедиции на Грацию и Остров Ада. Но могущественные тёмные властители тех мет отказались помогать и делиться своими секретами. Большинство посланников были просто убиты. Но Игнотус был непреклонен. Его богатство было безграничным, как и его тщеславие. Поэтому он снова и снова посылал учёных и воинов в разные уголки мира, часто на заведомую смерть.
Услышав призыв Летописца, он просто не мог упустить такой возможности и сразу же откликнулся. Он рассчитывает, что избранные окажутся любителями лёгкой наживы, и он сможет заполучить бесценные сведения в обмен на бесполезное золото.



Спасибо сказали:
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Closed TopicStart new topic

 

Текстовая версия Сейчас: 13th July 2020 - 05:43
Бонус топ сайт Lineage2 RPG